Главная > СМИ о нас > Дмитрий Белик: Жить долго — это реально
SIBNII
Дмитрий Белик: Жить долго — это реально

Рубрика

28 мая 2018 года

СЕГОДНЯ мы беседуем с руководителем Сибирского научно-исследовательского и испытательного центра медицинской техники, д. т. н. Дмитрием БЕЛИКОМ, который возглавляет организацию с момента ее создания в 1991 году. Сегодня СибНИИЦМТ — один из немногих центров в России и единственный от Урала до Дальнего Востока, кто имеет аккредитацию Федеральной службы аккредитации на проведение технических испытаний в широком диапазоне номенклатуры медицинских изделий. Кардиокомплексы, приборы для функциональной диагностики, аппараты рентгенографические, компьютерные томографы, оборудование для облучения, реабилитации, приборы эндоскопические, офтальмологические, аппараты ингаляционного наркоза, вентиляции легких, аппараты вакуумнонагнетательные, ирригации, аспирации и другое.

— Дмитрий Васильевич, давайте начнем с того, насколько изменились медицинские технологии с 1991 года, вот за эти последние 20-30 лет?

— Очень сильно. Технологии диагностики и лечения стали значительно более эффективными. Особенно это касается диагностической точности в определении заболевания с помощью томографической, рентгеновской, ультразвуковой, лабораторной техники. Именно точная на 90 процентов диагностика и обеспечивает успех в лечении заболеваний. 30 лет назад диагностическая точность была где-то на уровне 25-40 процентов по рентгеновской технике и 10-20 процентов для остальных диагностических систем.

— Эти проценты как-то коррелируются с продолжительностью жизни?

— Безусловно. В настоящее время в мире, в том числе в РФ, выпускается около 100 тысяч изделий медицинской техники. И если вы заботитесь о своем здоровье, вовремя проходите обследования, то вполне можете дожить без тяжелых болезней до 80-90 лет.

— А если говорить о технологиях лечения, там такой же прогресс?

— Да. За последние 20-30 лет медицинские технологии приросли, например, такими хирургическими комплексами, как робот-хирург «Да Винчи», гамма-нож для удаления внутренних опухолей, ультразвуковыми, электрохирургическими системами, позволяющими с локализацией операционной зоны, минимальными потерями крови проводить высокоточные операции. Применение этих систем минимизирует человеческий фактор (хирург тоже человек и может ошибиться) при хирургических вмеша- тельствах в кардиологии, онкологии, урологии, нейрохирургии, торакальной хирургии и т. д.

— И все это есть в России? И мы реально можем увеличить продолжительность жизни до 80-90 лет?

— В реанимации, реабилитации больных мы несколько отстаем от общемировых тенденций. Прежде всего из-за дороговизны медицинских систем, расходных материалов, ведь в основном оборудование приходится закупать за рубежом.

Если же оценивать влияние новых технологий на снижение смертности в РФ, то диагностическая, хирургическая, лабораторная, реанимационная техника позволяет увеличить средний срок жизни россиянина на 15-25 лет. Лекарственная поддержка (при точной диагностике) — это в зависимости от заболевания еще 5-15 лет. Мастерство врачей, технического персонала, который поддерживает медицинское оборудование в нормальном состоянии, — это еще 5-10 лет.

Эти цифры я беру не с потолка, а исходя из опыта работы нашего центра. За 27 лет СибНИИЦМТом проведены технические испытания 500 медицинских изделий, разработанных различными фирмами. В прошлом году мы провели испытания трех рентгенографических комплексов, пяти систем для механотерапии, девяти имплантатов для остеосинтеза и еще целого ряда изделий. Кстати сказать, 7 февраля СибНИИЦМТ отмечает свой день рождения, поэтому, пользуясь случаем, хочу отметить наш увлеченный, профессиональный коллектив, состоящий из двух докторов наук, одного кандидата наук, 60 инженеров и техников высочайшей квалификации. Особенно Аронова А. М., Анищика В. В., Ахметова Р. С., Зиневскую М., Фоменко А. А., Шнуряеву Н. В., Стаховскую Л. И., Богаева С. А., Шекалова А., Кустова И. Н., Сазонова В. В. и других наших специалистов.

— Вы являетесь заслуженным конструктором РФ и, насколько я знаю, не всегда были связаны с медициной.

— Да, в своей инженерной деятельности мне приходилось заниматься различными проектами. Блоками радиостанций для авиации и морского флота, блоками торпед, но в какой-то момент пришло понимание, что благороднее работы на здоровье людей, нет.

40 лет назад на Новосибирском заводе точного машиностроения была запущена и поддержана Минздравом СССР программа производства электрохирургических аппаратов в различных модификациях. В те времена рассечение тканей во время операций проводилось скальпелями с большими потерями крови. Электрохирургические аппараты, созданные нами в СКБ, позволяли снизить кровопотери в десятки и сотни раз. С помощью известных хирургов Евгения Николаевича Мешалкина, Георгия Дмитриевича Мыша нам удалось провести обучение хирургов по использованию этих аппаратов. Затем нашими приборами были оснащены лечебные учреждения СССР. Новосибирские аппараты также «воевали» в Анголе, Афганистане, Вьетнаме, Кампучии, Мозамбике. Поставлялись на экспорт в Германию, Грецию, Египет, Польшу, Францию и другие страны.

В СКБ «Точмаша» было разработано еще ряд аппаратов. Должен вам сказать, что создание таких медицинских изделий и доведение их до лечебной практики вполне сравнимо с созданием изделий для космической отрасли. Например, система управления хирургическим роботом «Да Винчи» взята из программ НАСА.

— Над чем вы работаете сейчас?

— Сейчас мы совместно с медицинскими организациями города ведем разработку следующих систем: по стимуляции коры головного мозга с целью восстановления памяти (кратковременной и долговременной) в послеинсультный период; по воздействию на кроветворную систему человека с целью восстановления ее функционирования в период после химиотерапии; по ускорению в два-три раза заживления трофических язв при сахарном диабете; ранорасширителя для расширения операционного поля во время резекций в абдоминальной полости; для электрохирургии со щадящими характеристиками воздействий. В проектах у нас есть еще несколько новых изделий медицинской техники.

— Регион, город как-то вам помогают или могли бы помочь?

— Власть, используя потенциал институтов РАН, могла бы стать инициатором программы научных исследований и новых разработок медицинских изделий. Это важно и необходимо. Сейчас лечебные учреждения области оснащены в основном медицинской техникой зарубежного производства. На 50 процентов это современная техника, на 50 — сильно устаревшая, и ее даже ремонтировать смысла нет. Исходя из нашего опыта, любая техника, особенно сложное диагностическое оборудование, через 1,5–3 года после снятия с гарантии требует серьезного ремонта и обновления программного продукта. При этом цена запасных частей и комплектующих может составить от 35 до 55 процентов от цены изделия. Получается себе дороже.

Один из выходов из этой ситуации — создание в Новосибирске отрасли медицинского приборостроения. В том числе на базе действующих предприятий, в том числе на базе предприятий ОПК. Такой опыт, кстати, есть в Екатеринбурге и Ижевске. Для этого, конечно, потребуется особая система стимулирования медицинской промышленности и вложение средств как из бюджета, так и из частных источников. Такая программа позволила бы в течение двух-трех лет увеличить объемы промышленного производства высокоинтеллектуальных медицинских систем и поднять престиж Новосибирской области в стране и мире. И для этого у нас все есть.